Жмудская лошадь

О жмудской лошади

Жмудская лошадь принадлежит к группе северной лесной лошадиПо данным материалов Каунасского музея имени Чурлиониса, в Литве, еще в эпоху неолита, за 3000—1800 лет до нашей эры, существовали домашние животные: лошади, крупный и мелкий рогатый скот и свиньи. Кости этих животных найдены в окрестностях Ниды, на берегу Балтийского моря.

По данным польского археологического вестника «Wiadomosci Агchealogiczne», XIV, Warszawa, был произведен анализ остеологического материала, найденного при раскопках городища (пилекалнис) вблизи Петрашунай, Рокишского района, (в восточной части Литвы), относящегося к бронзовой эпохе, за 1000 лет до нашей эры. Там были разные кости. 25% принадлежало диким животным, 71% — домашним животным, в том числе крупного рогатого скота 26%, лошадей 10,9%, мелкого рогатого скота—10,6%, свиней 23,2%, собак 0,34%. В то время лошади использовались только на мясо. С начала III столетия лошадьми пользовались и для верховой езды, а начиная с IX века лошади уже служили как тягловая сила. Найденные удила относятся к III столетию, стремена к VII (приблизительно).

Долго спорным был вопрос, откуда прибыли жители Литвы. По данным литовских археологов, коренные жители являются аутохтонами, предки которых проживали на территории Литвы за 10000 лет до нашей эры. Надо полагать, что у древних литовцев лошадь почиталась чуть ли не священным животным, так как в народном фольклоре она отождествлялась с солнцем (белый конь, огненный конь), на крышах домов изображались «коньки» в виде конских голов как знак пожелания этому дому счастья, богатства. Найти подкову считалось счастливым предзнаменованием. На камнях высекалось изображение подков. Найдено 11 таких камней.

За 1—2 года до Великой Отечественной войны в окрестностях города Каунаса, близ местности Вершвян, производились раскопки. Древность раскопок установлена между IX—XI веками. Обнаружено много костей разных животных, лошадей и людей. Обыкновенно в могилах обнаруживалось по одной-две лошади, в зависимости от зажиточности умершего. В одной же могиле было обнаружено 8 скелетов лошадей. Все лошади были молодые жеребцы, кобыл не было, так как в старину не было принято ездить верхом на кобыле. Всего было выкопано около 500 лошадиных скелетов. При нескольких лошадях частично сохранилось конское снаряжение — оголовье и стремена. Интересно, что несмотря на сотни лет, в продолжение которых кости со снаряжением находились в земле, они хорошо сохранились, особенно некоторые бубенчики, прикрепленные к оголовью, и красиво украшенные стремена.

Эти археологические данные красноречиво говорят, что лошадь в здешней местности издавна была домашним животным. Помимо раскопок, это подтверждают и исторические данные.

Так, например, в IX веке прусы — одно из литовских племен, истребленное немцами (осталось только название местности — Пруссия), и  во время похорон устраивали нечто вроде скачек. Имущество умершего раскладывалось в нескольких местах, самое ценное оружие клалось дальше всего. Кто первый к нему прискачет, тот делался его владельцем.

В литовском статуте, изданном в XVI веке, имеется указание, что тот, кто в чужом лесу убьет дикую лошадь, будет оштрафован тремя грошами. Это доказывает, что в те времена были домашние и дикие лошади, которые водились в лесах, причем надо полагать, что дикие лошади были значительно раньше того, как был издан статут.

Из истории известно, что христианство в Литве вводилось огнем и мечом. В 1262 г. папа римский Иннокентий IV послал письмо эзельскому епископу, в котором запрещал, кроме всего прочего, посылать «язычникам прусам» лошадей. Конечно, это запрещение не могло приостановить обмена лошадей между литовцами и их южными и восточными соседями.

Эти археологические и исторические данные приводятся здесь для того, чтобы констатировать древность происхождения литовской лошади и чтобы опровергнуть ложное мнение многих исследователей о том, что жмудская лошадь якобы не является продуктом местных условий, а что она развивалась под влиянием восточной лошади, в особенности арабской.

Некоторые исследователи считали, что люди перекочевали сюда из Азии и ввели с собой восточных лошадей. Считали также, что кочевка была очень продолжительной и что при соприкосновении с другими народами, которые также имели своих лошадей, «кровь» встречных могла влиться в местных литовских лошадей. Однако, как видно из сказанного, это мнение должно быть совсем отброшено.

Весьма сомнительно, чтобы в старину строго распределяли лошадей по породам. Начиная с XVI столетия распределение проводилось только по назначению лошадей.

Были три группы различного назначения:

а) племенные жеребцы (в статуте— жеребцы дригант) и племенные кобылы (кляч стадная, свирепа);

б) лошади для езды (кони ездные).

Нет определенных указаний, какую категорию из этих лошадей нужно признать за родоначальников жмудской лошади, хотя в XVI веке впервые встречается название «жмудская ездовая лошадь». Вряд ли «ездовая лошадь» сильно отличалась от рабочей лошади.

Стоимость племенного жеребца определялась 8 копами грошей, племенная кобыла — 4 копами, 3-летняя лошадь, как продукт скрещивания между племенными жеребцами и рабочей лошадью,— 2 копами, а штраф за убитую на охоте в чужом лесу дикую лошадь составлял всего 3 гроша. Это указывает, как низко ценились в XVI веке дикие лошади.

Рыгер писал в 1568 г., что одомашненные лесные лошади не были годны для полевых работ, они быстро уставали, сильно потели во время работы. Следы к попытке одомашнивания лесных лошадей еще были в XVI веке. Жмудские лошади (вообще рабочие лошади) должны были быть одомашнены значительно раньше.

Уход за лошадьми был различен. Некоторые из них обслуживались целым штатом прислуги; для них были установлены специальный регламент о кормежке, правила ухода — это лошади конных заводов, полученные или путем обмена или добытые на войне. Служили они для военных целей.

Группа рабочих лошадей, в противоположность племенным, имела весьма примитивное содержание.

Надо полагать, что в более отдаленные времена лошади использовались исключительно на мясо; постепенно из числа лесных часть приручалась, но условия их жизни мало отличались от жизни лесных лошадей. Постепенно приучая их к работе, езде верхом, позднее в повозках, плугах, столетиями развивалась местная неприхотливая сильная лошадь, отличавшаяся от лесных и от других групп лошадей. Своим происхождением жмудская лошадь мало чем отличалась от лошадей северной России (вятка, мезенка, обвивка и др.), Финляндии, Латвии (клеппер), Норвегии, Швеции, Бельгии. Это была северная лесная лошадь.

Нужно совсем отбросить влияние на жмудскую лошадь арабской и вообще восточной лошади. Арабская лошадь начала приобретать славу со времени Магомета (в VII веке),— к этому времени жители Литвы уже давно имели свою лошадь. Утверждение, что рыцари-крестоносцы и меченосцы привели с собой восточных лошадей и что эти лошади повлияли на местных лошадей, неправильно. Исследователи не обратили внимания на то, что всадники, закованные в латы, имели крупных лошадей. Восточные лошади мелкие, они не в состоянии были носить всадника с его железной броней. Коренные жители ненавидели как рыцарей, так и их лошадей.

Большое значение могло иметь массовое переселение в Литву крымских татар, перекочевавших в Литву при Витовте Великом. Татары местами поселялись крупными поселками, как, например, около Вильнюса, в деревне Сорокататары. Автор имел случай лечить лошадей из этой деревни, Лошади этих татар ничем не отличаются от других местных лошадей. Иначе и не могло быть.

Влияние в течение нескольких столетий местных условий климата и содержания, постоянное скрещивание крымских лошадей с местными совершенно сгладили различия между ними.

Надо признать совершенно правильным принятое у нас в России подразделение лошадей по климатическим зонам.

Все северные лесные породы имеют много общего между собой по своим экстерьерным статям. Конечно, нельзя отрицать влияния скрещивания с другими породами. До середины XIX века массовых скрещиваний не было, были случайные, которые не могли повлиять на местную крестьянскую лошадь, особенно имея в виду, что содержание жмудской лошади, даже в XX веке, местами было очень сурово. В середине XIX века тяжелая лошадь стала вытеснять местную. Жмудская лошадь имела своих горячих почитателей. Например, в 1721 г. исследователь жмудской лошади Кравчинский писал, что эта мелкая лошадь является самой выносливой во всем свете; она как бы выкована из железа.

Такими же лестными были отзывы и многих других исследователей. Крупным недостатком жмудской лошади был сравнительно малый ее рост. Чапский в 1844 г. писал, что рост жмудской лошади 128—148 см. Урусов в 1899 г. писал, что ее рост колеблется между 131—147 см. В буржуазной Литве несколько исследователей изучали жмудскую лошадь. Самый большой труд был Моцкуса и Квашин-Самарина. Много писал о жмудской лошади доцент Петрайтис, который много лет заведывал небольшими конскими заводами жмудской лошади в Плунгяй и затем в Гружджяй. Писал также Жебенко и некоторые другие.

Не буду подробно останавливаться на исследованиях отдельных авторов, замечу только полученные средние данные некоторых измерений.

Жеребцы: высота в холке—143 см, косая длина туловища— 142, обхват груди—169, обхват пясти—19,5, длина головы — 57,5 см, вес 360— 480 кг.

Имеется довольно крупная разница в измерениях у разных авторов.

Мы взяли длину головы для определения роста (высота в холке). Самые короткие головы по измерениям Моцкуса — 52,5 см, самые длинные по измерениям Морочёвского— 59,43 см. Думаю, что Морочевский измерял не до поверхности зубов, а до губ, так как ни один исследователь не нашел такой длинной головы.

В Литовской ветеринарной академии имеется несколько черепов из раскопок в Вершвяй. Самый длинный череп 54 см, самый короткий 48 см. Мы измерили пять черепов, имеющихся в Каунасском музее, где самый длинный 50 см, самый короткий 47,5 см. Средняя длина черепа 49,6 см.

Одним из последних исследователей установлено, что длина головы жмудской лошади составляет 40,2% высоты в холке. Сделав соответствующее исчисление, находим, что высота в холке лошадей из раскопок была в среднем около 123 см; самая большая 134, самая малая 118 см. Данные дают право сделать заключение, что за 9—11 столетий рост жмудской лошади увеличился приблизительно на 10 см.

В буржуазной Литве обращали мало внимания на коневодство. Только в 1930 г. был введен контроль над производителями. Признанные негодными должны были не допускаться к случке. Хотя это постановление применялось с недостаточной строгостью, все же можно сделать заключение о племенном составе апробированных производителей. Из представленных в первый год к осмотру (1930 г.) 3609 жеребцов только 1,8% было причислено к жмудской породе. Это незначительное количество все убывало и в 1938 г. жмудских жеребцов было апробировано всего лишь 0,5%,

Попытки приостановить вымирание жмудской лошади организацией специального конного завода в буржуазной Литве и устройством в 1914—1918 гг. частного конного завода очевидно не достигали цели. Выведение чистопородной жмудской лошади стало невыгодным, так как возрастала потребность в более крупной лошади, и жмудскую лошадь начали улучшать другими породами. Нельзя отрицать, что жмудская лошадь слишком мала для использования ее в современном сельском хозяйстве, но ее высокие качества, какими являются выносливость, нетребовательность к условиям содержания и сравнительно большая тяговая сила, выработанные столетиями, заслуживают большого внимания.

Немецкие фашисты почти полностью уничтожили или вывезли жмудских лошадей.

Осталась небольшая ферма жмудской лошади в северной части Литвы и, кроме того, было несколько жеребцов в Депо Реша в восточной части республики, где песчаная почва, менее обильный корм лучше отвечают содержанию жмудской, а не более крупной, требовательной, арденской лошади.

Выводы

1. Жмудская лошадь является чисто местной лошадью, принадлежащей к группе северной лесной лошади.

2. Большая нетребовательность, выносливость, сравнительно большая тяговая сила должны быть использованы при разведении местной рабочей лошади.

А. Алекса, профессор
 

Виды сельскохозяйственной деятельности:
Похожие материалы